прочитано
#рецензия

Книга посвящена гениальным людям и формированию их личности. Автор задается вопросом: почему гении и места/времена их появления не распределены равномерно по странам и периодам? Напротив, гениальные люди появляются группами в некоторых частях мира и в определенный момент времени.

0 141

Чтобы ответить на этот вопрос, Эрик Вейнер выбрал и посетил семь исторических мест – Афины (Греция), Ханчжоу (Китай), Флоренцию (Италия), Эдинбург (Шотландия), Калькутту (Индия), Вену (Австрия) и Кремниевую долину (США). Он встречался со специалистами, живущими в этих местах, изучал литературу (внушительный список приведен в конце книги). На мой взгляд, автор хотел показать как популярные места, так и малоизвестные.

Эрик Вейнер начинает книгу с описания Афин V века до н. э. Рассказ о городе и его великих обитателях (Сократ, Платон и др.) автор перемежает историями из современной жизни столицы Греции. Попутно – и так будет во всех других главах – вниманию читателей предлагаются интересные факты, а также ссылки на исследования историков, психологов, социологов и т. п. Краткий итог главы: для творческого расцвета нужны свобода, агора и хаос.

Из Афин читатель вместе с автором перемещается в Китай, в эпоху династии Сун (960–1279 гг. н. э.). В то время Линьань (Ханчжоу) был столицей южных районов империи Сун и представлял собой самый богатый, людный и новаторский город мира. Эрик Вейнер отмечает, что китайский взгляд на гениальных людей не похож на европейский. Здесь незаурядные личности не изобретают ничего нового, а лишь открывают то, что все прочие не видят… Гениальность представляет собой умение увидеть связи, которые никто не замечает, кроме немногих одаренных.

Следующая глава под названием «Гений стоит дорого: Флоренция» посвящена флорентийскому Возрождению – эпохе Высокого Ренессанса. Рассматривается золотой век итальянской культуры, время Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонарроти и других легендарных личностей. Эрик Вейнер приходит к мысли о том, что деньги и гениальность неразлучны. Позже автор сделает вывод, что появление гения невозможно без комбинации внешней и внутренней мотивации. Стимула, идущего изнутри, недостаточно, если творцу нечего есть или нет аудитории, которая признает его гений.

Еще одно знаковое место, описанное в книге, – шотландский Эдинбург – город Адама Смита и Дэвида Юма. Автор отмечает, что обители гениев не только густо населены: они отличаются душевной атмосферой, которая подразумевает определенную степень доверия. Верроккьо полагался на своих учеников и разрешал им заканчивать порученные ему работы. В наши дни наибольший творческий расцвет наблюдается в тех городах и компаниях, где высок уровень доверия и душевности. Другой важный вывод: любой золотой век междисциплинарен.

Следующая глава посвящена Калькутте и Бенгальскому Возрождению. Автор изучает жизнь Рабиндраната Тагора – гения своей страны и эпохи (конец XIX – первая половина XX века). Резюме главы:

  • хаос не мешает творчеству, а является его важным элементом;

  • скопление гениев – сложное явление, а понятие «сложное» представляет собой «нечто большее, чем просто сумму своих частей».

Очередная остановка в этом необычном путешествии – Вена. Она пережила не один золотой век, а минимум два: один – Моцарта, другой – Фрейда. Резюмируя часть, посвященную эпохе гениального композитора, Эрик Вейнер формулирует два важных положения. В первом он подтверждает вывод из главы о флорентийском Ренессансе: для гения нужна и внешняя, и внутренняя мотивация.

Второе утверждение касается творческого вдохновения. Чтобы его пережить, нужен не самоконтроль, а дефокусированное (рассеянное) внимание. Так, второй из шести струнных квартетов, посвященных Йозефу Гайдну (ре-минор), Моцарт писал, когда его жена рожала первого ребенка. Он создал нечто неповторимое, запоминающееся, поражающее глубиной не в тиши кабинета, а в момент, когда не мог сосредоточиться. В итоге произведение выделяется на фоне других особой странностью и меньшей мелодичностью. Этот факт, как и многие другие, доказывает, что никто не знает, как гений рождает то, что мы потом признаем как нечто выдающееся. Естественно, что в главе, посвященной Вене, речь идет и о других музыкальных гениях того времени – Людвиге ван Бетховене, Йозефе Гайдне, Франце Шуберте и т. д.

В рассказе о Зигмунде Фрейде автор подчеркивает влияние среды на появление гения. В Вене жили иммигранты почти из всех стран мира, город был культурной столицей Европы, и в воздухе в начале XX века явственно чувствовалось приближение грозных перемен.

Последняя глава книги посвящена описанию Кремниевой долины. Эрик Вейнер обращает наше внимание на «силу слабых связей», рассказывая о Стиве Джобсе и Стиве Возняке, Фредерике Эммонсе Термане, Роберте Нойсе и многих других.

В эпилоге автор делает такой вывод: «Золотые века представляют собой нелинейные системы, которые трудно поддаются (если вообще поддаются) прогнозированию. Списать их на какой-либо один фактор не получится. Они многогранны: в них переплетается много всего… Я бы вывел правило: беспорядок, многообразие и проницательность».

Резюме:

Книга написана легким и доступным языком. На мой взгляд, она может быть интересна самому широкому кругу читателей. Книга заметно расширяет горизонты знаний и стимулирует размышление над вопросами, ответов на которые пока что нет…

 

Купить книгу можно здесь.