прочитано
#маркировка #техническое регулирование

0 244
За прошедшее время Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) проведен ряд мероприятий, в том числе в области технического регулирования. Приняты и вступили в силу новые регламенты, изменены и дополнены действующие. Наряду с явными положительными моментами уже проявились и, вероятнее всего, будут проявляться в дальнейшем новые вопросы по практическому применению/выполнению установленных требований. 

Как эксперт по маркировке товаров, в своем блоге я хочу поднимать темы, посвященные вопросам практической работы по:

  • надлежащей маркировке/информации о продукции/товарах;
  • графическим символам (знакам) в составе такой информации;
  • уникальной роли знаков как надъязыкового средства передачи информации;
  • эффективному применению знаков на продукции/товарах.
Начну с проблем нормативной базы, регламентирующей требования к маркировке. Они всегда были типичны для отечественной законодательной и правоприменительной практики. А в связи с интеграционными процессами в рамках ЕАЭС только усугубились.

В начале этого пути была разработана вполне логичная схема: система базовых требований к маркировке закрепляется в «горизонтальных» регламентах общего характера, детализированная же информация содержится в «вертикальных» документах на конкретные типы продукции. Эта разумная системность должна была обеспечить единообразный подход к маркировке.

Однако на практике это было так или иначе реализовано только для пищевой продукции. Для непищевой продукции сложилась иная ситуация – чуть ли не каждый регламент устанавливает свои правила маркировки, даже затрагивая основную информацию об изготовителе и стране происхождения продукции. А бизнесу только и остается, что теряться в догадках.

В числе типичных примеров: маркировка упаковки и укупорочных средств пиктограммами и символами по ТР ТС 005/2011 или требование о наличии казахского языка на этикетках и в инструкциях по применению товаров, которые предназначены для продажи только на российском рынке. Цитирую пункт 3 статьи 9 ТР ТС 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности»: 

«Маркировка и информация должна быть представлена на русском языке или государственном языке государства-члена Таможенного союза, на территории которого данное изделие производится и реализуется потребителю. Для импортной продукции допускается наименование страны, где изготовлена продукция, наименование изготовителя и его юридический адрес указывать с использованием букв латинского алфавита»

На каком все-таки языке должна быть представлена информация о стране происхождения продукции? Немало копий было сломано по вопросу предоставления потребителю/пользователю информации о стране происхождения на понятном им языке (русском и ином государственном).

Или иной пример, уже из ряда других технических регламентов: 

«Дополнительное использование иностранных языков допускается при условии полной идентичности содержания с текстом». 

А что делать, если региональные и национальные требования к продукции и ее маркировке различаются? Приводить неактуальную для нашей страны информацию, вводя российского потребителя в заблуждение?

И это все – в современных условиях глобализации и массового применения многоязыковой маркировки, ставшей общепринятой деловой практикой.

На сайте Евразийской экономической комиссии размещаются ответы на часто задаваемые бизнесом вопросы. Но, во-первых, юридический статус такой информации не ясен. А во-вторых, приведенные в этом разделе сообщения ответами назвать сложно – зачастую это цитаты из технического регламента либо их интерпретации, которая может меняться с течением времени.

Не лучше ли повышать нормативное качество соответствующих документов, обеспечивать однозначность формулировок и целесообразность требований в самих технических регламентах?

Примеров несовершенства нормативных требований к маркировке масса – у каждого специалиста наберется не один десяток. А с какими проблемами сталкиваетесь вы?