прочитано
#бережливое производство #производительность труда

На фоне популярности японской производственной культуры отправились в Страну восходящего солнца. Самой первой в графике оказалась встреча с руководством российского торгового представительства в Японии. Поговорили о перспективах межгосударственного сотрудничества и программе повышения производительности

1 6

Японская производственная культура завоевала умы и сердца не только руководителей российских предприятий, но и представителей властных структур. Именно ее принципы положены в основу программы повышения производительности. Причин такой популярности несколько. Первая и главная – впечатляющие экономические показатели Японии и ее компаний-драйверов. Но помимо этого:

  • отличный пиар бизнес-бестселлеров Вумека и Джонса, Лайкера и прочих адептов японского экономического чуда и…

  • потеплевшие торгово-экономические отношения с Японией, ознаменовавшиеся подписанием ряда двусторонних знаковых документов. Среди них – «План сотрудничества из восьми пунктов», касающийся в том числе вопросов повышения производительности российских организаций.

О торговле

После ряда знаковых встреч Президента РФ В. Путина и премьер-министра Японии С. Абэ в 2016 году положительный тренд в торговых отношениях, действительно, наметился. Так, в 2018 году двусторонний товарооборот увеличился на 17% и достиг 21,273 млрд долларов США, против 18,2 млрд в 2017 году и 16 млрд в 2016 году. Однако структура товарооборота в целом осталась прежней. Порядка 80% экспорта – углеводородное сырье (нефть, газ и уголь). 

253Мг_показатели-рос-экспорт.jpg

253Мг_показатели-импорт-россии-из-японии.jpg

Однако, по мнению Петра Павленко, заместителя российского торгового представителя в Японии, «большие перспективы у ИТ. Сейчас есть только точечные сделки и договоренности о покупке российских научно-технических разработок и продукции на их основе. Самый показательный пример – контракты российской компании «АБИ Продакшн» (ABBYY) и японских «Фуджицу Лтд.» (Fujitsu) и «Пи-Эф-Ю Лтд.» (PFU) в области решений для обработки многоязычной документации на основе технологий искусственного интеллекта. Стоит также отметить, что в прошлом году на нескольких японских выставках наши ИТ-стартапы получили премии.

В ИТ нам есть что показать и есть что экспортировать

253Мг_Егоров.jpg Сергей Егоров, российский торговый представитель в Японии


Несколько возросли объемы экспорта сельхозсырья, в частности кормовых культур, продуктов переработки сои, соевого белка и шрота, кукурузы.

Не так давно российскими производителями с учетом ветеринарных требований Японии была пересмотрена технология производства силоса. В ближайшее время этот корм для скота тоже начнет поступать на рынок Японии.

По словам торгового представителя России в Японии Сергея Егорова, сельское хозяйство в стране очень развито , а культура производства пищевой продукции доведена до высокого уровня. Последнее сопряжено с серьезными производственными издержками, которые в той или иной степени «закрывают» протекционистские барьеры. В частности, именно поэтому России пока удалось выйти на этот рынок лишь с кормовыми культурами, выращивание которых на ограниченной территории Японии слишком затратно.»

Есть перспективы налаживания торговых отношений в части экспорта мясной продукции. Но процесс этот небыстрый. Ветеринарные требования японской стороны крайне жесткие и распространяются не только на продукцию, но и на производство, системы менеджмента. В частности, обязательным этапом оценки потенциальных поставщиков является ветеринарный аудит производства, который проводят представители японского министерства сельского хозяйства.

В ближайшее время на японский рынок выйдет мясная продукция. Пока только термически обработанное мясо птицы от ряда крупных мясоперерабатывающих компаний России.

Сергей Егоров также отметил, что мы «сейчас добиваемся открытия рынка для свежего мяса – говядины, свинины, курятины. Тут у нас есть неплохие перспективы». При всем этом ставка делается на копченую колбасу, рынок которой в Японии практически отсутствует и его еще предстоит создать.

Налаживается взаимодействие в части совместного производства лекарственных препаратов. Так, проводятся совместные с Агентством по лекарственным средствам и медицинским изделиям Японии (PMDA) и ФБУ «ГИЛС и НП» аудиты и учебные программы, в частности, по вопросам двустороннего признания норм и правил GMP .

В целом торгово-экономическая модель отношений с Японией сегодня не самая эффективная – экспорт сырья и импорт продукции с добавленной стоимостью. «При всем этом объем товарооборота сильно зависит от колебания цен на те же углеводороды: в два раза упали цены на энергоносители – в два раза упал экспорт», – добавляет Сергей Егоров.

Япония не приоритетная страна для российского экспорта. Здесь слишком высококонкурентный рынок

И даже подписанный в 2016 году «План сотрудничества из восьми пунктов», направленный в том числе на качественный рост торговых отношений, пока серьезных результатов не дал. Хотя некие подвижки все же есть.

О совместном бизнесе и локализации 

В 2016 году при активной поддержке компании Hokkaido Corporation в Якутске был открыт круглогодичный тепличный комплекс для выращивания овощей. В октябре 2017 года Mitsui приобрела долю российской фармацевтической компании «Р-Фарм». Последняя благодаря этому в ближайшее время начнет выпуск новых препаратов. Открыт ряд японских заводов или совместных предприятий – Toyota, Nissan, Mitsubishi, Yokohama rubber, Isuzu, Mazda, Komatsu.

Тем не менее, стратегическим инвестиционным направлением двух стран остается топливно-энергетический комплекс. Так, японский консорциум Sodeco приобрел акции в «Сахалин-1» и «Сахалин-2».

Стоит отметить, что развитие сотрудничества между странами в первую очередь зависит от того, сможет ли Россия создать стабильные условия для ведения бизнеса. Именно «нестабильность правовой системы и сложная процедура инвестирования», судя по комментариям японской стороны, сегодня – главное препятствие налаживания двусторонних экономических отношений.

О совместных инициативах

Речь об инициативах «Диагностика производительности российских предприятий» и «Подготовка кадров в смежных отраслях», подписанных в 2016 году Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством экономики, торговли и промышленности Японии. В рамках данных программ уже четвертый год отбирается порядка 10–15 российских предприятий, с которыми сотрудничают японские компании или с которыми такое сотрудничество японской стороне было бы интересно. 

Участие в инициативах предполагает:

  • проведение аудита российского производства японскими коллегами;

  • обучение специалистов российских компаний на предприятиях в Японии.

Для японцев данные инициативы – возможность расширить сотрудничество с поставщиками, снизить риски поставки некачественной продукции, срыва сроков и объемов поставок.

Меня на заводе Toyota в Японии удивило то, что там нет входного контроля качества комплектующих от поставщиков. На мой вопрос о вероятности установки на машине некачественных тормозных колодок японцы ответили, что такого у них не может быть

253Мг_Егоров.jpg Сергей Егоров 

Для российских же предприятий – это способ повысить производительность труда и экономические показатели, а также выстроить прочные отношения с японскими заказчиками и нарастить поставки комплектующих для японских глобальных компаний, прежде всего в автомобилестроении.

По словам Сергея Егорова, программа показала себя очень хорошо. Интерес к ней проявляют как японские, так и российские компании. Кстати, конкуренция среди последних высока. В частности, в 2019 году претендовали на участие в инициативах 58 организаций, тогда как выбраны были лишь 10. Среди них представители производителей компонентов для строительной, автомобильной отраслей.

В рамках аудитов, длящихся не более 5–7 дней (1-2 раза в год), российским компаниям предоставляется план предложений по улучшениям. А по итогам каждой стажировки на японских производствах участники с российской стороны готовят некую дорожную карту, где они перечисляют конкретные решения для внедрения на своем предприятии с целью повышения производительности труда и качества работ.

Стоит сказать, что в целом рост производительности на участвующих в инициативах предприятиях составляет от 10 до 50% в год, а объем брака уменьшается на 20%.

Подробнее о программе диагностики производительности труда и стажировках в Японии читайте мы уже скоро расскажем в отдельной статье

О помощи российскому бизнесу

Российский бизнес, рассчитывающий выйти на японский рынок, может полагаться на помощь в рамках национального проекта «Международная кооперация экспорта», курируемого Министерством промышленности и торговли РФ.

«Мы можем указать российскому бизнесу, в каком направлении ему двигаться, познакомить с потенциальными партнерами. Но при условии, что это реальное направление, а не «высосанное из пальца». Таких, кстати, порядка 70–80%».

Мы можем указать российскому бизнесу, в каком направлении ему двигаться, познакомить с потенциальными партнерами. Но при условии, что это реальное направление, а не «высосанное из пальца». Таких, кстати, порядка 70–80%

253Мг_Егоров.jpg Сергей Егоров 
 

Не так давно в российское торгпредставительство в Японии обратилась за помощью компания, предлагающая услуги по обучению… энергоэффективности. «И это с учетом того, что Япония – страна ограниченных ресурсов. Здесь лампочка накаливания – показатель необоснованной роскоши», – комментирует Сергей Егоров. 

Среди анекдотических примеров также обращения компаний, предлагающих услуги по бурению нефтяных скважин, по продаже наборов для шиться, крафтовых значков для токийского Диснейленда.

Если же говорить о перспективных предложениях, то это, например, продукты компании ABBYY:

  • по созданию больших баз данных документации, что актуально для инжиниринговых, транспортных компаний;

  • система классификации и хранения больших объемов информации в облаке с возможностью поиска этой информации с помощью искусственного интеллекта.

Стоит отметить, что процесс налаживания отношений с японской стороной небыстрый.

От знакомства с компанией до реализации проекта средней сложности проходит 5–8 лет

Второй приоритетный блок работ по укреплению торговых связей с Японией реализуется в рамках уже другого нацпроекта – «Цифровая экономика». «Мы продвигаем наши ИТ-стартаппы и высокотехнологичные компании в сотрудничестве со Сколково, с Технопарком Санкт-Петербурга, – поясняет Егоров. – В частности, создаем возможность участия российским компаниям в японских выставках на льготных условиях, организуем бизнес-мэчинги. Для компаний, особенно стартапов, очень большая проблема – пробиться к крупным игрокам, которые могут стать заказчиками».

Помимо прочего, японская сторона активно привлекается к участию в российской деловой программе. В 2019 году – на «Иннопроме», на ВЭФ в сессиях «Цифровая экономика», «Городская среда», на Open Innovations, Startup Village…

В заключение еще раз подчеркнем, что, с точки зрения экспорта, Япония не самое перспективное направление. Однако укрепление связей во многом может быть полезно обеим сторонам. Так, в одном из интервью премьер-министр Японии С. Абэ отметил, что российская фундаментальная наука и японский инновационный и рыночный потенциал могут стать фундаментом для налаживания взаимовыгодного высокотехнологичного и интеллектуального сотрудничества между странами. Хочется надеется, что слова господина Абэ сбудутся…


Межправительственные, межведомственные и межкорпоративные документы, подписанные в 2016 году между Россией и Японией.docx

20.05.2019 09:00:37
Ответить
Ждем обещанного продолжения))
Ответить