прочитано
#госинициативы #промышленность #цифровизация #экономика качества #обзор

Новая программа Фонда развития промышленности знаменует если не смену, то существенную корректировку политики государства по поддержке разработки и внедрения информационных технологий. Станет ли программа стимулом для внедрения инновационных решений в промышленности?

0 142

В 2014 году по инициативе Министерства промышленности и торговли был основан Фонд развития промышленности (ФРП). Цель его создания – финансовая помощь:

  • в модернизации российской промышленности;
  • организации новых производств;
  • обеспечении импортозамещения.

Для этого Фонд предоставляет займы от 5 до 750 млн рублей по ставке 1%, 3% и 5% годовых сроком до семи лет. Притом, по данным Центробанка, средняя ставка по коммерческим инвестиционным кредитам в 2017 году составляла 10,6%.

120Мг_финансирование-проектов-фрп.jpg

Вместе с тем в начале сентября 2018 года в ФРП появилась новая программа – «Цифровизация промышленности». В ней содержатся условия финансирования проектов, направленных на повышение уровня автоматизации и цифровизации тех промышленных предприятий, которые производят продукцию гражданского и двойного назначения.

«Смута» и льготы российского ИТ-рынка: из 90-х в новое тысячелетие

Долгое время развитие российского ИТ-рынка никто не поддерживал. Он, как в анекдоте времен перестройки, «сам ходил». И довольно неплохо – рос на десятки процентов в год.

По сути, и поддерживать было нечего: примерно на 90% рынок состоял из иностранной продукции. Что касается непосредственно ИТ-услуг отечественной продукции на рынке, их доля была крайне мала.

К тому же собранные в России компьютеры продавались и так неплохо, а российское программное обеспечение в борьбе с «условно-бесплатным» западным поддерживать смысла не было. Отечественное ПО – за исключением нишевого , тесно связанного с российскими реалиями – или умирало, или становилось конкурентоспособным на мировом рынке, как продукты ABBYY или «Лаборатории Касперского».

Тем не менее время от времени в Думе собирались слушания на тему «Как помочь ИТ-бизнесу». Они ни к чему не приводили и не в последнюю очередь потому, что против были многие известные ИТ-компании, которых законодатели приглашали на слушания.

Представители ИТ-бизнеса, со своей стороны, опасались, что поддержкой воспользуются отнюдь не те, кому она была предназначена. Отчасти это объяснялось тем, что борьба различных «фондов поддержки» за льготы с использованием стрелкового оружия была еще совсем свежа в памяти. Отчасти – неоднозначно трактовался и натурный эксперимент . Так, в одном из субъектов РФ для ИТ-компаний ввели региональные льготы. Однако в первую очередь их получили неведомые доселе фирмы.

Со временем позиция ИТ-компаний, объединившихся в ассоциации, изменилась. В середине нулевых появились первые реальные льготы

Поначалу они вводились для поддержки компаний, экспортирующих ПО. Руководство Минкомсвязи видело задачу в том, чтобы российских игроков заметили на глобальном рынке. Это в целом совпадало с общим курсом на интеграцию в мировую экономику. 

Так, в сентябре 2004 года в ходе обсуждения итогов работы ИТ-парка в Черноголовке глава Минкомсвязи Леонид Рейман заявил, что к 2010 году объем мирового рынка экспорта информационных технологий вырастет до 140 млрд долларов и у России есть хорошие шансы занять достойное место на этом рынке. С этой целью компаниям-разработчикам были даны разнообразные налоговые послабления.

Несколько лет спустя, в середине 2008 года, глава Минкомсвязи Игорь Щеголев предложил ввести льготы для всех предприятий-разработчиков программного обеспечения. Это было обосновано прежде всего тем, что при прочих равных условиях льготы для разработчиков программного обеспечения для «Боинга» есть, а для тех, кто занимается тем же самым для «Сухого», – нет.

В дальнейшем льготы распространялись на все более широкие слои компаний-разработчиков:

  • в 2016 году президент России Владимир Путин распорядился продлить их до 2023 года;
  • в 2018 году появился законопроект, по которому статус налогового резидента с соответствующим падением отчислений с 30% до 13% могут получить ИТ-специалисты, проводящие в России хотя бы 90 дней в году. Рабочая группа по нормативному регулированию при АНО «Цифровая экономика» в конце лета собиралась отправить его в правительство, но пока о судьбе этой идеи ничего не известно.

Помимо этого, в конце октября Минпромторг предложил ввести субсидии на разработку программного обеспечения, использующегося при производстве высокотехнологичной промышленной продукции.

Разработчикам предлагается возвращать из бюджета 50% от понесенных и документально подтвержденных затрат на разработку цифровых платформ и программных продуктов в целях создания и (или) развития производства высокотехнологичной промышленной продукции. Пока предложение находится в стадии разработки.

Однако это были льготы для разработчиков, притом прежде всего работающих на иностранных заказчиков. В итоге последние продавали нам российский по происхождению код, но уже как готовый продукт – за совсем другие деньги.

 

И все-таки эта концепция сыграла положительную роль. Помимо прочего – многие западные вендоры открыли у нас центры разработки, являющиеся хорошей школой создания готового продукта. Однако надо было двигаться дальше – стимулировать не только производство программных продуктов, но и их внедрение российскими предприятиями.

Пять условий и три категории решений

Помогать с внедрением цифровых и технологических решений должна анонсированная в сентябре 2018 года программа «Цифровизации промышленности».

По условиям программы предприятие, обратившееся в ФРП, может получить на срок до пяти лет от 20 до 500 млн рублей под 1% или 5% годовых

Притом на предприятие накладывается ряд условий:

1. Софинансирование со стороны заявителя или других структур должно составлять не менее 20% бюджета проекта. Иначе говоря, минимальный бюджет всего проекта – 25 млн рублей, причем какую-то «ненулевую» сумму должны выделить акционеры. Это, помимо прочего, гарантирует, что проект жизнеспособен: Фонд дает деньги на развитие, а не «во спасение».

2. Необходимо принадлежать к одной из поддерживаемых программой отраслей:

  • легкая промышленность,
  • лесопромышленный комплекс,
  • медицинская промышленность,
  • фармацевтическая промышленность,
  • химическая промышленность,
  • транспорт и связь,
  • электротехническая промышленность.

3. Процентная ставка по займам составляет 1%, если выполнено хотя бы одно из условий:

  • в проекте используется отечественное ПО в размере более 50% суммы займа;
  • в качестве ключевого исполнителя привлечен системный интегратор, удовлетворяющий критериям, утверждаемым Наблюдательным советом ФРП.

Нужно учитывать, что российским считается ПО, входящее в соответствующий реестр Минкомсвязи и/или разработанное проектами-участниками НТИ. 

Что касается системного интегратора, он должен быть включен в последнюю версию одного из рейтингов российских ИТ-компаний – Cnews, Tadviser или РБК+.

Сводный рейтинг можно найти на сайте ФРП

Данный список, впрочем, имеет предварительный характер. На этапе комплексной экспертизы проекта проводится и детальный анализ выбранной компании-интегратора на предмет ее соответствия критериям ФРП.

Так, рейтинг РБК+ был представлен в апреле 2017 года. А значит, в нем представлены данные за 2016 год и формально включенные в перечень участники могут не удовлетворять требованиям ФРП.

В остальных случаях ставка составляет 5%. Это существенно меньше, чем вышеупомянутые 10,6%.

4. Увеличение выработки на одного сотрудника должно составлять не менее 5% ежегодно – начиная со второго года после получения займа.

5. Наличие собственности, которую можно передать в залог. ФРП не претендует на прибыль или долю в предприятии, однако бюджетные деньги должны вернуться в бюджет любом случае – даже если «что-то пойдет не так».

Деньги в рамках проекта можно потратить на три категории решений.

Первая – системы управления производством и обработки баз данных
В эту группу входят решения для управления производственными процессами, для планирования потребности в материалах, автоматизированные системы управления технологическими процессами; мониторинг состояния оборудования, технологии обработки и анализа больших данных, управление техническим обслуживанием и ремонтом технологического оборудования и т. д.

Вторая – системы проектирования и разработки
Речь идет о средствах автоматизированного проектирования, проведения инженерного анализа, управления станками и инженерными данными, о системах симуляции и моделирования производства, системах управления жизненным циклом изделия.

Третья – новые производственные технологии
Все аспекты внедрения промышленных робототехнических комплексов и средства 3D-печати.

120Мг_процедура-рассмотрения-проекта.jpg

Итоги первых месяцев внедрения программы

В Фонде развития промышленности рассказали, что новая программа поддержки вызвала большой интерес у российских предприятий. За первые два месяца работы в консультационный центр поступило около 100 обращений: в сентябре – 30, в октябре – более 60.

Процесс подачи заявки несложен и практически полностью переведен в электронную форму.

Но, прежде чем подать заявку, компании необходимо провести предварительную внутреннюю работу:

  • оценить свои возможности и потребности;
  • определить исполнителей и ответственных;
  • сформировать бизнес-план, подготовить необходимые документы.

Поэтому некоторое время требуется производителям для принятия решения и подготовки. Однако к середине ноября ФРП уже получил десять заявок на общую сумму 2,2 млрд рублей, которые находятся на первых стадиях экспертизы. Входящие в этот список компании представляют разные регионы России и разные отрасли – от лесной промышленности до электроники.