прочитано
#госконтроль #маркировка #аналитика #рынок алкоголя

Как надеются регуляторы, с переходом на новую версию ЕГАИС 3.0 российский алкогольный рынок станет полностью прозрачным. Продажа фальсификата и контрафакта в легальной рознице станет невозможной. Однако такое обеление рынка может весьма неоднозначно сказаться на отдельных его направлениях. В отличие от водочного, винный сектор новая система не то что не обеляет, но делает еще более подозрительным.

0 194

По замечанию начальника управления автоматизированных информационных систем Росалкогольрегулирования (РАР) Антона Гущанского, единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС) 3.0 будет работать только с федеральными специальными марками (ФСМ) или акцизными марками (АМ) нового образца.

Это решит проблему дублирования, когда алкоголь со старыми акцизными марками из-за пересортицы можно было продать несколько раз. Решение о новом или старом режиме реализации непроданной до первого июля продукции оставлено на усмотрение бизнеса, но до тех пор, пока количество такого товара можно будет посчитать в помарочном режиме.

В некоторых распределительных центрах крупных сетей может находиться до трех миллионов единиц продукции, мы не хотим сейчас заставлять весь этот объем сканировать и тратить деньги.

Антон Гущанский начальник Управления автоматизированных информационных систем РАР;

Более того, если до начала 2019 года реализовать остатки не удастся, есть вероятность, что срок перехода продлится еще на полгода–год. Притом сроки блокировки партии при выявлении неучтенного товара также увеличены с 30 дней, как это было прописано в первоначальной редакции, до 90 дней. 

Сама же система становится еще более развитой в части недопущения совершения данных правонарушений. Так, если бутылка продана в одном магазине, система просто не позволит реализовать ее в другом.

Дальнейшие вопросы внедрения ЕГАИС лежат в области экономики и расчетов. Несмотря на успешное тестирование системы в крупнейших торговых сетях, участники отрасли признают, что цена ее внедрения крайне высока. Причем даже в случае, когда RFID крепится не на бутылке, а на коробах и палетах.

Благо для водочной отрасли

В Союзе производителей алкогольной продукции (СПАП) переход на новую версию ЕГАИС поддерживают, замечая, что все члены СПАП закупили необходимые оборудование и ПО.

Введение ЕГАИС 3.0 – благо для легального рынка. Мы видим это и по объему легального производства, и по поступлению акцизов в бюджет.

57Пр_Дмитрий-Добров.jpg Дмитрий Добров
Председатель правления СПАП

В настоящий момент в нелегальной рознице осталась исключительно водка, произведенная в кустарных условиях из медицинского спирта. Дело в том, что в предыдущей версии ЕГАИС алкогольная продукция отслеживалась только в двух звеньях товаропроводящей цепи: на стадии производства (импорта) и оптовой продажи.

Ни о каком учете каждой конкретной единицы продукции речи не шло. Числившуюся в остатках из-за пересортицы сразу в нескольких магазинах бутылку можно было продать несколько раз, и в любой из торговых точек проверяющий орган мог признать ее контрафактом.

Но если в 2006 году, когда внедрение ЕГАИС только начиналось, на ситуацию в водочной отрасли это никаким образом не повлияло (хотя бы из-за отсутствия РАР, появившегося в 2010 году), то теперь результат вполне очевиден.

По словам Дмитрия Доброва, до 2015 года объем легальных розничных продаж постоянно превышал объем легального производства водки. Сейчас наоборот. Это нормальная ситуация, так как позволяет наполнять товаропроводящую цепь во всех звеньях.

Нелегальная розница

Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз соглашается с тем, что на легальном рынке фальсифицированной водки действительно почти нет. Однако она есть на нелегальном, где продается в два-три раза дешевле.

Такой продукции примерно 250 млн литров, при том что легальной производится примерно 950 млн литров. Кроме этого, существует не являющаяся алкоголем суррогатная продукция – начиная от спиртосодержащих жидкостей и заканчивая самогоном. Ее на рынке еще примерно 300–350 млн тонн

57Пр_Вадим-Дробиз.jpg Вадим Дробиз
директор ЦИФРРА

География производства такой продукции также изменилась. Если 5–10 лет назад центрами изготовления были Московская, Ленинградская области и Кавказ, то теперь нелегальный алкоголь гораздо удобнее производить в регионе продаж.

Притом в удаленных регионах по-прежнему остается около пяти процентов розницы, которые периодически отключены от интернета. Это затрудняет контроль за их деятельностью. Теперь такие торговые точки смогут передавать информацию в ЕГАИС в офлайн-режиме – с помощью электронных носителей.

Винный бардак

Что касается винного рынка, его ЕГАИС вряд ли отрегулирует. Другое дело, что это не так заметно.

В советское время, например в 1984 году, на душу населения ежегодно приходилось порядка 27 литров винодельческой продукции, из которых примерно 16 было вино, 24 – пиво, 10–11 литров – крепкий алкоголь. Сейчас потребление винодельческой продукции на человека составляет менее 8 литров, из которых собственно вина лишь 3,5 литра, пива – 60 и крепкого алкоголя 16 литров.

57Пр-инфогр.jpg

По мнению Вадима Дробиза, 98% всего продающегося в стране пива, 90% водки, 62% вина и 50% винных напитков – отечественного производства.

Единственная категория, по которой мы так и не вышли на самообеспеченность, – винодельческая продукция. Примерно половина ее производится из импортного виноматериала

57Пр_Вадим-Дробиз.jpg Вадим Дробиз
директор ЦИФРРА
   

Как подчеркнул президент Союза виноградарей и виноделов Леонид Попович, в России с 2012 года законом определено, что вино, за исключением некоторых категорий, должно производиться исключительно из винограда. 

Притом путем несложной калькуляции можно понять, что поступающий в страну виноматериал и российское производство никак не могут дать цифру, которую мы видим в ЕГАИС. Если верить данным системы, вина выпускается в два раза больше, чем позволяет объем сырья. Другая странность, позволяющая усомниться в результативности системы: вино производится только осенью, но, по данным ЕГАИС, аналогичные объемы фиксируются в любые месяцы.

Для винной отрасли ни первая, ни последняя версии ЕГАИС не являются решением

ЕГАИС для этого сегмента алкогольного рынка излишня, поскольку его участникам приходится отчитываться за акцизные марки. Мало того, что система обременяет и без того не крепко стоящий на ногах винный бизнес, так она еще является причиной снижения количества работающих в отрасли предприятий. В 2005 году их было 700, теперь, даже с учетом присоединения Крыма, – 150.

В других странах, как правило, никакой системы ЕГАИС нет. Там марки продают в зависимости от того, сколько произведено винограда. Наши контролирующие органы об этом осведомлены.

57Пр_Попович.jpg Леонид Попович
президент Союза виноградарей и виноделов   

Вопрос дохода

Алкогольный рынок других стран формировался совершенно иначе, чем отечественный, – акцизами и ценой, которая в большой степени определяет, насколько будет велика нелегальная составляющая. Например, в странах Европейского союза самый дешевый алкоголь стоит 3-4 евро, пособие по безработице составляет 800–900 евро. В России пособие – 4000 рублей, цена бутылки самой дешевой водки – 230 рублей.

25 млн российских потребителей просто не могут себе позволить легальную продукцию и поэтому формируют нелегальный рынок 

Но до появления РАР в 2010 году на одной полке можно было встретить легальную и нелегальную водку, произведенную на одном и том же заводе, за 100 и 50 рублей соответственно. Теперь же последней нет, а потребность осталась. Притом три года назад минимальная зарплата в России была 5500 рублей.

«Мы действительно достигли пика в выявлении нелегальной продукции», – замечает Леонид Попович. Но причина, по которой она производится и будет производиться остается прежней: алкоголь в России относительно уровня доходов населения крайне дорог. Если соотнести зарплаты и пособия в ЕС и РФ, то нормальное вино, которое там стоит примерно 3-4 евро, здесь должно стоить около 25 рублей.