прочитано
#качество продукции #декларирование #сертификация #орган по сертификации

Что такое система добровольной сертификации? Как подобрать аккредитованный орган по сертификации систем менеджмента? Какие перспективы у органов по сертификации систем менеджмента в связи с санкциями? Отвечаем на вопросы зрителей.

0 3

Вопрос: Как вы относитесь к системе добровольной сертификации? Для каких задач она существует?

Александр Юхов: Давайте разберемся. У нас сейчас действует два закона:

  • № 412-ФЗ «Об аккредитации в национальной системе аккредитации».

Подразумевает, что нужно иметь аккредитацию в национальной системе аккредитации, чтобы называться органом по сертификации. Сейчас в РФ действуют официально две системы национальной аккредитации – это Росаккредитация и Росатомаккредитация. Также формируется система в оборонно-промышленном комплексе, но пока идет переходный период, действуют в роли аккредитующих органов головные организации систем добровольной сертификации, имеющие статус зарегистрированных систем по сертификации на соответствие военным стандартам;

  • № 184-ФЗ «О техническом регулировании».

Подразумевает, что можно пойти и зарегистрировать систему добровольной сертификации, в рамках которой будет работать орган по сертификации.

В идеале это работает следующим образом.  СДС  регистрируются от имени крупных компаний или отраслевых объединений: железнодорожная, нефтяная, атомная, образовательная и другие. В систему набираются аккредитованные органы. И в результате СДС отражает специфику и интересы конкретной отрасли, а высокий уровень органов по сертификации гарантируется национальной системой аккредитации. 

На данный момент эта схема работает не идеально, у нас еще достаточно много серых систем добровольной сертификации. Неаккредитованный орган может пойти и зарегистрировать собственную СДС, написать свои правила и по ним штамповать сертификаты. Если несколько утрировать ситуацию, то орган может указать в своих правилах, что, получив заявку, они просто распечатывают сертификат и после оплаты выдают его клиенту. Обмана нет, но и доверия к такой СДС тоже.

Эти компании, выдающие сертификаты за час, скорее всего, скоро перестанут существовать. Рынок все расставит по своим местам, заказчики все серьезнее относятся к этому вопросу. Им нужны проверенные аккредитованные органы.

Будем надеяться, что система добровольной сертификации скоро придет к идеальному варианту, описанному выше.

Вопрос: Декларирование продукции предусматривает схему , к которой необходимо приложить сертификат соответствия на системы менеджмента по ИСО 9001. Как отличить, какой из них подойдет? Какой из них СДС, а какой – от аккредитованного органа по сертификации?

Александр Юхов: На первый взгляд отличить сертификат, выданный аккредитованным органом по сертификации, от СДС легко. По правилам аккредитации (это соответствующие ГОСТы и требования самих органов по аккредитации) на сертификате, который выдается аккредитованным органом, должен стоять порядковый номер этого органа, присваиваемый органом по аккредитации. Кроме того, орган по сертификации имеет право применять знаки аккредитации – специальные графические иллюстрации, разработанные, например,  ФСА . Это показывает, что аккредитован не только орган, но и конкретная программа сертификации. Важно понимать, что орган по сертификации может быть аккредитован в национальном органе по аккредитации только по 12 или двум программам сертификации. Аккредитуется не только орган, но и программы, по которым этот орган по сертификации работает. Это в конечном итоге становится областью аккредитации.

Часто органы по сертификации, которые получают аккредитацию в Росаккредитации по трем-четырем направлениям, а сертификаты выдают на любые другие направления, которых у них в области аккредитации нет. На таких сертификатах есть номер аккредитации, но при это они не имеют юридического статуса аккредитованного сертификата. 

Как это происходит? Компания-заявитель приходит в недобросовестный орган по сертификации, ей показывают действующий номер в Росаккредитации, но сертифицируют в рамках добровольной системы сертификации, которую у себя этот же орган параллельно зарегистрировал. Такой сертификат тоже легитимен в рамках закона о техническом регулировании, но не имеет того веса, что сертификат, полученный от аккредитованного в ФСА органа.

Когда компания-заявитель предоставляет такой сертификат на декларирование или сертификацию продукции, то орган по сертификации или сама Росаккредитация спрашивают: «Что это вы нам прислали? Этот сертификат не аккредитован». В этот момент у компании начинаются проблемы с декларированием продукции.

Отличить такую уловку достаточно сложно. Логотип есть, номер есть, орган в реестре по аккредитации есть, а знак аккредитации орган не хочет применять – они имеют на это право.

Чтобы избежать такой ситуации, вам нужно зайти на сайт ФСА, найти этот орган и изучить аккредитованные программы и область аккредитации по каждой из них. По ИСО 9001 у них могут быть определенные коды, а по ИСО 14000 уже другие. Сейчас определить во ФГИС области аккредитации достаточно сложно. Информация об аккредитациях и области аккредитации органов по сертификации очень неудобно отображена на сайте, что только запутывает пользователей. Насколько мне известно, Росаккредитация знает об этой проблеме, и специалисты уже думают, как ее исправить. 

Вопрос: Зарубежные органы по аккредитации массово ушли из России в связи с санкциями. Насколько это навредит российскому сертификационному бизнесу?

Александр Юхов: Текущие события должны встряхнуть наши российские системы оценки качества. Во-первых, ушли иностранные органы, которые на международной арене позиционировали себя как гуру. Это освободило рынок для российских компаний, но, на мой взгляд, не привело к ухудшению качества сертификационных услуг. По моему опыту, в ФСА получить аккредитацию для органов по сертификации гораздо сложнее, чем в иностранных органах по аккредитации, входящих в IAF, – требований больше и подход скрупулезнее. А поэтому и органы по сертификации работают более тщательно. И я сейчас говорю не про качество аудитов – это напрямую зависит от самих экспертов, а про качество сертификационной услуги (скорость работы, отклики, порядок в работе органа и т.д.).

Во-вторых, в связи с санкциями наше правительство разработало ряд мер, которые должны облегчить административную нагрузку на бизнес. Однако халтурить при этом не получится. Импортозамена подразумевает все-таки замену хорошей, качественной иностранной продукции на хорошую, качественную отечественную, а не абы как получится.

Поэтому ответственность и роль органов по сертификации усилится.  Мы  следим не только за качеством работы предприятия с точки зрения менеджмента, но за и качеством самой продукции, контролируя подходы к ее испытаниям, контролю и обеспечению стабильности выпуска качественной продукции. 

Текущие события должны стать точкой роста российской системы сертификации

Вопрос: Орган по сертификации, услугами которого мы пользуемся, был лишен международной аккредитации из-за санкций. Будет ли действителен выданный нам сертификат вне России?

Александр Юхов: Пакет санкций вышел очень интересный. IAF сначала опубликовал информацию о том, что он не рекомендует органам по аккредитации работать с российскими органами по сертификации. Поэтому некоторые иностранные органы по аккредитации, например американские, тут же аннулировали все аккредитации российских органов. И все сертификаты, выданные этими органами на территории России, официально стали недействующими.

Европейские органы поступили по-разному. Рынок серьезный, терять его не хочется, и они начали хитрить, обходить эти риски. Одним российским сертификационным органам приостановили аккредитацию, другим до сих пор непонятно: у органа по аккредитации нет никакой информации на сайте, а если посмотреть в реестре, все пока действует. Однако недавно вышел новый пакет санкций: Европейский союз запретил оказывать аудиторские и консалтинговые услуги российским компаниям. И здесь встает вопрос, относится ли это к сертификации, так как это аудиторские услуги.

Все санкции в сфере сертификации очень обтекаемо отражены в сообщениях IAF. Мы понимаем, что это сделано для того, чтобы мы обходили эти запреты. Однако, если ваш орган по сертификации уже был лишен зарубежной аккредитации или была приостановка, ваш сертификат превратился в фантик на международном рынке.

Вопрос: А если такой орган по сертификации аккредитуется, например, в Китае, наш сертификат перестанет быть фантиком? 

Александр Юхов: Нет, они вам должны будут выдать новый. Орган по сертификации может упростить схему сертификации, так как вы были сертифицированы в аккредитованной программе, например – провести трансфер. Это как бы замена одного на другое с теми же сроками действия. Но в результате работы органа по сертификации вам выдадут сертификат уже с китайской аккредитацией. Но я не знаю, согласится ли Китай сейчас аккредитовывать у себя российский орган по сертификации. На словах они готовы, но дальше слов пока ничего не движется. У них свои риски, и они хотят их избежать.

Вопрос: Как вы думаете, последуют ли какие-то ответные санкции со стороны России к иностранным органам по сертификации?

Александр Юхов: Конкретной информации сейчас нет, но можно теоретически порассуждать на эту тему. Иностранцы нам запретили доступ к IAF, ILAC, ну или почти запретили. Полностью запретить сложно. Это реально надо повесить железный занавес. Ограничили, скажем так. 

При этом они продолжают ввозить в нашу страну продукцию, которая соответствует международным стандартам, а не нашим ГОСТам, и система признания идет международная, а не наша российская. В ответ Россия может сказать: мы не признаем международную систему сертификации, IAF и ILAC, добро пожаловать в Росаккредитацию, Росатомаккредитацию и т.д. И все иностранные органы, которые хотят работать с Россией, пойдут в ФСА или будут сертифицировать свою продукцию в наших органах по сертификации на соответствие нашим ГОСТам. Эти мысли приходят не только мне в голову. К нам обратились коллеги из одной дружественной страны. Они хотят аккредитовать свои лаборатории в Росаккредитации. Потому что они предвидят такое развитие событий и хотят минимизировать риски.