прочитано
#качество продукции #стандартизация #сертификация #орган по сертификации #Экология

Небольшой, но перспективный рынок российской органической продукции с 1 января 2020 года ждут изменения. В силу вступит новый закон, который внесет ясность в определение соответствующей продукции и даст возможность защититься от фальсификата. Другое дело, что закон этот весьма ограниченного действия.

0 4

Доля рынка

Если подходить к вопросу с позиции международных норм, которыми до сих пор и пользовались немногочисленные сертифицированные российские производители органической продукции, то сейчас фальсификатом можно назвать почти всю продукцию, которая продается под названиями «био», «эко», «органик», «фермерская» и прочими их производными. По словам Сергея Воданюка, основателя хозяйства «Биофермы Кубани», сегодня таких товаров на российском рынке в сегменте так называемой экологической продукции порядка 90%. Все потому, что никаких запретительных мер на законодательном уровне нет.

Андрей Ходус — президент общественной организации по развитию экологического и биодинамического хозяйствования «Агрософия» — оценивает долю фальсификата в 80–90%, а емкость рынка — в 150–200 млн евро. Рынок в настоящее время развивается исключительно за счет внутреннего производства. Что же касается импорта, то его объем по причине снижения покупательской способности населения падает, что, в свою очередь, создает хорошие возможности для российских производителей.

Исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко замечает, что доля фальсифицированной продукции, не имеющей документального подтверждения своей органичности, на российском рынке составляет более 80%, и только 15–20% производителей имеют сертификаты. Он оценивает российский рынок «органики» в 160 млн евро, при этом только порядка 20% продукции производится российскими компаниями, а остальное завозится. А производителей (как российских, так и зарубежных), имеющих надлежащие сертификаты, всего порядка 100.

Председатель правления Союза органического земледелия и член общественного совета Минсельхоза РФ Сергей Коршунов оценивает рынок органической продукции, включая импортируемую, в 120 млн долларов.

Преграда для фальсификата

Все это не более чем экспертное мнение, никакой официальной статистики ввиду отсутствия законодательной базы и кодов ТН ВЭД продукции на сегодняшний день нет.

«Продукцию в основном фальсифицируют, предоставляя недостоверную информацию либо подменяя часть органической продукции обычной. Многие предприятия производят органическую продукцию как сопутствующую», — рассказывает Сергей Солдатенко, руководитель проектов компании «Маленькие Большие Люди», занимающейся производством органической продукции.

Препятствие фальсификату поставит Федеральный закон от 03.08.2018 № «Об органической продукции и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступит в силу с 1 января 2020 года. Согласно ему в России органической признается продукция, произведенная по  ГОСТ 33980-2016 . Также в рамках закона планируется сформировать реестр производителей органической продукции, который будет размещен в открытом доступе и будет вестись Минсельхозом России. Отслеживать и контролировать процессы, связанные с производством органической продукции, станут Россельхознадзор и Роспотребнадзор.

В интересах определенных лиц

Но далеко не все довольны законом. Сергей Воданюк уверен, что вступление в силу данного закона ничего не изменит. Дело в том, что в зарубежных стандартах, с которых и списан текст закона, определение органической продукции представлено более системно и ясно, нежели в отечественной версии.

Англо-американская терминология, откуда и был взят этот термин, совершенно не подходит для российской действительности, замечает Андрей Ходус. И добавляет, что, наряду со многими законодательными недочетами, закон не вносит понимания, каким образом эта продукция будет маркироваться.

«Судя по сообщению замминистра на панельной дискуссии на всемирной выставке натуральной и экологической продукции Biofach 2019, в Минсельхозе вовсе не планируется создавать какой-либо департамент или отдел по экологическому сельскому хозяйству», — рассказывает президент общественной организации по развитию экологического и биодинамического хозяйствования «Агрософия» Андрей Ходус.

Сами же ГОСТы и закон разрабатывались без ясно утвержденной стратегии разработки, без публичного обсуждения и с непонятной мотивацией.

«Это не только не отвечает интересам развития широкого национального направления, но и продолжает тенденцию освоения государственных средств определенными лицами. То положительное, что было наработано за два десятилетия, оказалось во многом разрушено. Более того, существующий закон поставит под сомнение дельнейшее производство и экспорт», — замечает Ходус.

Андрей Ходус также отмечает и другие странности. Так, в отсутствии какого-либо порядка Росаккредитация аккредитовала в 2018 году некую частную компанию, на тот момент уже имевшую грубейшие нарушения в области органической сертификации. К деятельности этой частной организации впоследствии стали подключаться целые отдельные управления и департаменты сельского хозяйства.

В Росаккредитации так и не выработана система, позволяющая аккредитовать такие органы согласно международным принципам. В июне была создана рабочая группа с участием всех органических союзов по разработке таких правил, но дальше инициативы дело не пошло, ни одного заседания так и не было проведено

109Пр_Грачева-Юлия.jpg Юлия Грачева    

директор Экологического союза и руководитель органа по экологической сертификации «Листок жизни»

По словам Юлии, на сегодняшний день аккредитован  только один такой орган — «Органик эксперт», но экспертов, которые знают, как проводить органическую сертификацию, почти нет.

То, что в России аккредитована только одна компания, которая может проводить проверку для внесения в реестр производителей органической продукции, подтверждает и Сергей Солдатенко.

Сомнение в работоспособности такой системы высказывает и Сергей Воданюк, замечая, что, к примеру, для сертификации в европейской системе берутся анализы более чем на 400 пестицидов, а в российской нет ни то, что такого оборудования и специалистов, но даже и самих лабораторий.

«По задумке разработчиков законопроекта, такие лаборатории, видимо, должны появиться в процессе работы, либо эти анализы будут сдаваться на исследования за границу», — замечает Воданюк.

Двойная проверка

Сейчас российских аккредитованных по европейским стандартам предприятий порядка 50, рассказывает Сергей Коршунов, но отсутствие признания мировых стандартов налагает на российских предпринимателей дополнительное финансовое бремя. По его словам, ни в законе, ни в реестре не учтены интересы производителей органической продукции, которые работают на рынке по международным стандартам. В частности, по стандартам ЕС (регламенты EU Regulations №889/2008, , №834/2007,  №1235/2008 , США (USDA ORGANIC), Японии (JAS).

«Мы этот вопрос поднимали. Пять лет мы работали как производители органической продукции, пусть и сертифицированные европейскими органами. Теперь же, так как российских производителей единицы, мы все вынуждены сертифицироваться заново», — рассказывает индивидуальный предприниматель Светлана Березовская.

Проблему подтверждает и Юлия Грачева, добавляя, что в мировой практике это стандартная история.

«С одной стороны, это действительно не совсем правильно, но с другой — стандартная международная практика. Та же самая история была с взаимным, спустя чуть ли не десять лет, признанием европейских и американских сертификатов», — объясняет она.

Как замечает Сергей Воданюк, сертификация среднего (30–40 га) органического хозяйства сейчас обходится в 5 тысяч евро, а стоимость сертификации в российской системе составляет примерно 200 тысяч рублей

Есть и другая сложность: подтверждение соответствия органическому производству происходит в растениеводстве на четвертый год ведения хозяйства, в животноводстве — на третий. Все это время российские производители не смогут реализовывать свою продукцию как органическую. Это может существенно затормозить развитие рынка, считает Сергей Солдатенко. 

Органические продукты могут вырасти в цене и стать еще более недоступными для широких слоев населения. Само внесение в реестр производителей органической продукции сегодня стоит достаточно дорого, а, между тем, подтверждение сертификации, равной по стоимости внесению в реестр, необходимо проводить ежегодно

Солдатенко.jpg Сергей Солдатенко 

руководитель проектов компании «Маленькие Большие Люди», занимающейся производством органической продукции

«Органическая продукция — достаточно маленькая часть рынка. Поэтому если мы хотим не просто развивать данный сегмент, а на глобальном уровне снижать нагрузку на окружающую среду, то, помимо органической сертификации, необходимо начать развивать и широко применять и другие экологические стандарты. Например, сертификацию по жизненному циклу продукции (экомаркировка I типа по ГОСТ Р ИСО 14024)», — советует Юлия Грачева.

Есть вообще весьма серьезные опасения, что вводимый закон окажется во многом формальным и просто расширит перечень производителей, но качество продукции никак не улучшит и полностью фальсификат не отсеет. Более того, вполне вероятно, что недобросовестные производители смогут такую сертификацию просто покупать, резюмирует Сергей Воданюк.