прочитано
#стандартизация #пищепром #агропром #техническое регулирование #интервью

Россия – один из лидеров по экспорту подсолнечного масла. Данный факт не отменяет серьезных проблем в отрасли. Например, наши хозяйства зачастую не готовы к технологическому перевооружению. Что же тормозит развитие масложировых производств и почему самая качественная продукция уходит на экспорт? Спасут ли ситуацию ГОСТы на тропические масла? И почему техрегламента, по которому производители работали много лет, уже недостаточно. Разбирались вместе с директором Масложирового союза Михаилом Мальцевым.

0 124

Михаил Мальцев

исполнительный директор Масложирового союза России

ProКачество: Масложировой сектор сегодня заявляет о готовности выйти на лидирующие позиции по экспорту. Какие условия необходимы для реализации этих планов и что может стать сдерживающим фактором?

М.М.: Наша отрасль действительно имеет высокий потенциал развития на внешних рынках. По предварительным оценкам, к 2024 году масложировой сектор сможет обеспечить почти 20% от всего объема экспорта продукции агропромышленного комплекса.

Внешний спрос на масложировую продукцию – масла и шрот – растет опережающими темпами. Приоритетными рынками станут Китай и Индия. В прошлом сезоне объем экспорта превысил объем внутреннего потребления, и в дальнейшем данная динамика будет только нарастать.

Однако среди российских игроков – как экспортеров, так и переработчиков масличных культур – уже несколько сезонов наблюдается очень жесткая конкуренция за сырье, связанная с дефицитом масличных культур.

Так, мощности отечественных маслоэкстракционных заводов (МЭЗы) уже несколько сезонов подряд загружены менее чем на 70%.

ProКачество: Чем обусловлен дефицит масличных? 

М.М.: Нужно рассматривать комплекс причин. В первую очередь, недостаточный объем производства масличных. Плюс к этому – ценовое неравенство, стимулирующее экспорт сырья.

Производителям масличных сегодня проще (и в некоторой степени выгоднее) сбывать сырье за рубеж, нежели отправлять полученный урожай на переработку. В этой связи более уверено сегодня чувствуют себя только те производства, у которых есть собственные агродивизионы.

Хотя и такой подход далеко не всегда становится панацеей. Большинство переработчиков вынуждено работать ниже рентабельности.

Еще одна причина нехватки масличных – недостаточный уровень внедрения интенсивных агротехнологий и устаревший подход относительно севооборота. У нас на государственном уровне пропагандируется сдерживание площадей под подсолнечником из-за того, что мы до сих пор живем в парадигме технологий 1960-х годов.

Свой негативный отпечаток дали повсеместные нарушения правил севооборота в 1990-х годах. В связи с чем в ряде регионов, например в Ростовской области и на Кубани, были введены официальные ограничения доли подсолнечника в общем севообороте до 13–15%.

Хотя современные технологии позволяют внести кардинальные изменения. Например, наш основной конкурент – Украина – по подсолнечнику уже давно имеет 22% от посевных площадей. У нас тоже есть отдельные субъекты, например Саратовская и Самарская области, где доля подсолнечника доходит до 22%. Но в среднем по России этот показатель равен 8%.

К сожалению, наши хозяйства не всегда готовы к технологическому перевооружению. Часто причиной тому становится недостаточный доступ к ресурсам. Отмечу, что технологическое перевооружение аграриев дало бы безусловный положительный эффект, в том числе в вопросе увеличения объемов производства масличных.

Еще одна проблема – недостаток мощностей железнодорожных и портовых перевозок. Нужно увеличивать пропускную способность, строить новые мощности по перевалке, в первую очередь на «большой» воде, то есть укреплять глубоководные порты. Пока с этим реальные проблемы.

Также нужно выходить на увеличение объемов производства гидратированного масла, то есть продукта более высокой очистки. Таково требование наших основных партнеров на дальних рынках – это Китай, Индия. 

ProКачество: Давайте перейдем к вопросу импорта масличного сырья, в частности, к тропическим маслам. Каких регулирующих действий вы ждете от государства? 

М.М.: Сегодня достаточно активно ведутся работы по разработке ГОСТов на тропические масла, в том числе – на пальмовое. Для отрасли это очень важный шаг. Объясню почему. 

С точки зрения безопасности к пальмовому маслу у технологов и производителей вопросов нет. Все позиции прописаны в техрегламенте, и отрасль уже много лет по ним работает. Но ГОСТ должен снять определенный уровень накала среди потребителей.

Российский покупатель воспринимает пальмовое масло как чужеродный, нетрадиционный продукт и относится к нему с опасением. В результате чего родилось огромное количество мифов и негативных сюжетов, не имеющих ничего общего с реальностью.

В качестве показательного примера можно взять тиражируемую историю о том, что употребление пальмового масла способствует возникновению разных опасных заболеваний, особенно сердечно-сосудистых, и все потому, что в этом продукте можно обнаружить в изобилии опасные трансжиры. На самом деле, в пальмовом масле трансжиров нет вообще.

Более того, с января 2018 года вступило в силу требование об ограничении содержания трансжиров в продуктах до 2%. И как раз пальмовое масло в отношении целого ряда продуктов обеспечило соблюдение этого требования.

Тропические масла входят в группу полутвердых, в то время как трансжиры образуются в процессе переработки (гидрогенизации) жидких масел (рапсового, подсолнечного). Именно поэтому пальмовое масло стало важнейшим ингредиентом в рецептуре масложировой продукции (кондитерских и фритюрных жирах, маргаринах).

Возвращаясь к вопросам регулирования, отмечу, что ГОСТ – по сути, лишь для тех, кому интересна добровольная сертификация, подтверждающая соответствие продукта повышенным требованиям к качеству. Если наши переработчики будут выпускать и в дальнейшем работать с «гостированной» продукцией, это существенно повысит уровень доверия потребителей, что на данный момент крайне важно для отрасли.

ProКачество: И все же наибольший негатив с пальмовым маслом связан с темой фальсификата молочной продукции. Чаще всего говорят о замене молочного жира на более дешевую растительную составляющую. Можно ли эту ситуацию изменить?

М.М.: До недавних пор цифры статистики об уровне фальсифицированной продукции транслировались ужасающие. На сегодняшний день границы молочного фальсификата определены и составляют около 5–7%. В основном в эту категорию входят товары с высоким уровнем жирности, то есть сыры, творог, сметана.

Мы согласны, что недобросовестные производители должны нести ответственность за несоблюдение рецептуры, несоответствие требованиям маркировки товара и введение покупателя в заблуждение. Но одновременно мы категорически против, чтобы всю группу растительно-молочных товаров автоматически отождествляли с подделкой молочных продуктов. Это разные продукты с разными потребителями.

ProКачество: Согласно последним данным ФТС, объемы импорта пальмового масла растут. Значит ли это, что россияне стали больше потреблять растительных жиров и продуктов растительно-молочной группы?

М.М.: Действительно, наблюдается рост импорта пальмового масла, хотя это незначительная прибавка в весе. И она не связана с увеличением объемов потребления внутри страны. Рынок внутреннего потребления уже сложился.

Другое дело – рост переработки: в Россию завозится масло-сырье и перерабатывается в различные жиры, которые потом применяются в хлебобулочной, кондитерской, молочной отрасли. А смежные для нас отрасли тоже растут, в том числе и по показателям экспорта.

То есть увеличение объемов пальмового масла напрямую отражает развитие рынка перерабатывающей промышленности, а также укрепление экспортных позиций. Кроме того, за счет собственной переработки мы постепенно замещаем долю импортных готовых товаров.


Беседовала Ксения Богданова

25.10.2018 08:00:22
Ответить
Любопытная информация. А кто на первом месте по экспорту?
Ответить