прочитано
#госинициативы #пищепром #госконтроль #аналитика

В ближайшее время планируется масштабный анализ и пересмотр действующих нормативно-правовых актов, устанавливающих обязательные требования к бизнесу при проверках. А у нас таких документов свыше 9 тысяч. В преддверии запуска «регуляторной гильотины» поговорили с экспертом по качеству группы компаний «Черкизово» о том, какие законы и нормы не дают жить крупнейшему мясоперерабатывающему предприятию в стране.

0 7

Нормативная база: о ДНК говядины и средних величинах

Для производителей – это одна из самых больных тем. Так, например, компанию неоднократно обвиняли как контрольные ведомства, так и представители общественного контроля в несоответствии маркировки по калорийности, содержанию белков и жиров реальному составу упакованной продукции. При этом контролеры забывают, что в техническом регламенте написано «в маркировке указывается среднее значение». Невозможно измерить эти показатели для каждой товарной единицы.

Помимо всего прочего, в законодательстве не прописано понятие «среднее». Производители вынуждены самостоятельно интерпретировать этот термин. Например, определяют среднее значение для партии. Причем логично предположить, что отклонения от указанных значений в партии будут. Хотя бы по причине того, что анатомически нет одинаковых животных.

Раньше были четкие границы допустимых отклонений. И продукция «Черкизово» всегда им соответствовала. А сейчас необходимо стопроцентное попадание в цифры, но при этом в техрегламенте зафиксировано «среднее значение».

Или, например, ПЦР-исследования. Их точность столь высока, что позволяет идентифицировать даже следы молекулы ДНК. В итоге сегодня обычное дело – обнаружить в свиных пельменях ДНК коровы. При этом нормы количества ДНК, при которых продукт может считаться фальсификатом, не установлены. Даже при наличии одной молекулы ДНК контрольные органы выписывают протокол о фальсификации.

Недавно был такой случай. В пельменях со свининой нашли ДНК говядины. В общем-то, все понимают, как это произошло. Пельменный цех один, но тип фарша (свиной или говяжий) меняется согласно планам производства. И хотя помещение и все оборудование подвергаются санитарной мойке, удалить все молекулы ДНК невозможно. Да и проверить это нельзя. У производителей пока нет таких экспресс-систем.

Решение проблемы – внесение в технический регламент допусков содержания ДНК, как это сделано для ГМО

Несовершенство требований: всем по противогазу и огнетушителю

Не так давно премьер Дмитрий Медведев объявил, что планируется масштабный анализ и пересмотр действующих нормативно-правовых актов. Таким образом в стране пытаются избавиться от дублирующих, глупых или устаревших требований к бизнесу.

Среди избыточных требований, например, присвоение некоторым мясоперерабатывающим предприятиям пятого класса химической опасности. Причина – расположение на территории заводов холодогенераторов, которые содержат токсичный газ. Логично было бы этому зданию присвоить высший класс опасности, но не всему предприятию.

На практике все иначе. Всему предприятию присваивают высший класс химической опасности. В результате руководство вынуждено закупать партию противогазов с пятипроцентным запасом на каждого сотрудника предприятия.

Работа по совершенствованию нормативных актов ведется медленнее, чем деятельность по принятию новых документов. Кроме того, возникает вопрос, а не противоречат ли принимаемые документы требованиям различных надзорных органов. Например, многих сельхозпроизводителей беспокоит вопрос: «что делать с продуктами жизнедеятельности животных и птиц?». Позиции Россельхознадзора и Росприроднадзора разнятся, более того, даже среди территориальных органов Росприроднадзора нет единого мнения. Одни считают, что данная деятельность подлежит лицензированию, другие говорят, что раз сельхозпроизводители используют продукты жизнедеятельности животных и птиц как удобрение, лицензия не нужна. Поэтому компании, чьи производственные комплексы расположены в разных регионах, вынуждены подстраиваться под требования надзорных органов на местах и нести дополнительные затраты.

Еще один важный момент – ежегодная вакцинация сельхозпроизводителей. Государство ежегодно выделяет средства на вакцины для граждан. Работодатель, согласно требованиям законодательства, организовывает периодические медицинские освидетельствования своих работников в соответствии с графиком. Работодатель предоставляет оплачиваемый отпуск на время прохождения освидетельствования. Параллельно надзорные органы издают приказ, в соответствии с которым работодатель должен провести прививочную кампанию среди своих сотрудников. Далее органы надзора следят за исполнением работодателями требований законодательства. Чтобы не нарушить закон, работодатель закупает вакцину и повторно отрывает свой персонал от рабочего процесса, потому как вынужден направить работников в медучреждение для вакцинации. Так как обеспечить правильное хранение вакцин на территории предприятий работодатель не в состоянии. Было бы гораздо проще, если бы вакцинация была включена в периодическое медицинское освидетельствование.

Или еще курьез. Согласно одним требованиям, огнетушитель, пожарный гидрант и рукав должны быть не далее чем в 15 метрах от зоны курения. Согласно другим – внутри зоны для курения. Есть прецедент: завод расположил это оборудование в 4 метрах. В итоге Роспотребнадзор решил, что компания нарушила требования.

Госконтроль: проверки очень жесткие

У правительства России была очень хорошая идея сокращения числа проверок. Для этого было разрешено объединять проверки различных ведомств. Однако каждый инспектор, приходящий одновременно с другим, требует особого внимания специалистов. Как правило, число специалистов на предприятии ограничено, и возможность сопровождать инспектора есть не всегда. Представитель ведомства может истолковать это как препятствие со стороны работодателя при проведении проверки. Решением может стать ограничение времени проверки для надзорных органов, тогда можно было бы спокойно работать с каждым инспектором.

Вторым положительным моментом со стороны правительства было желание уменьшить число нормативных документов. В результате это желание вылилось в банальное объединение нескольких документов в один. При прохождении аттестации, например в Ростехнадзоре, руководитель организации вынужден учить требования, которые изложены в документе, хотя в рабочем процессе они ему не нужны. Необходимо разделить требования по отраслям и, если есть пересечения, дать описание, что подходит и в каком количестве под ту или иную отрасль или сферу деятельности. Например, использование соляной кислоты в лабораториях не может приравнивать завод к химически опасным производственным объектам.

Проверки очень жесткие. В один день могут прийти четыре контрольных органа – Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Россельхознадзор и МЧС. Бывает, что разные ведомства дважды в течение очень короткого срока штрафуют за схожие нарушения.

Вот один из примеров. Бывает, что погрузчики, не вписавшись в проход, царапают стены производственных помещений. Это нарушение требований к инфраструктуре. Роспотребнадзор выписывает штраф. А через десять дней Россельхознадзор делает то же самое.

Таких примеров дублирования контрольных мероприятий и штрафов двумя этими ведомствами – масса, в том числе в рамках исполнения технических регламентов.

Радует тот факт, что есть определенные «движения» в части передачи контрольных полномочий Роспотребнадзора (и специалистов санитарной службы) Россельхознадзору в части проверки пищевых предприятий на соответствие требованиям технических регламентов на молоко и мясо.