прочитано
#качество управления #качество продукции #мотивация #эффективность бизнеса #обзор #качество в истории

В Российской империи производство тонкого фаянса обрело промышленный масштаб в начале XIX века. Фаянсу и фарфору отечественных фабрик предстояло вытеснить зарубежные изделия с внутреннего рынка, обеспечив конкурентоспособный уровень качества продукции в предельно короткий срок. Как удалось решить задачу и кто был в первых рядах?

0 2

Экономическая политика государства в конце XVIII – начале XIX века в сфере фарфорово-фаянсовой промышленности заключалась в стимулировании российского производителя и планомерном ограничении импорта.

Что касается выпуска отечественных изделий, то в 1744 году по указанию Елизаветы I была открыта Порцелиновая мануфактура – первое фарфоровое производство в Российской империи. Сегодня это Императорский фарфоровый завод.

Однако только в 1798 году – полвека спустя – открылась первая фаянсовая фабрика под Киевом – Казенный Киево-Межигорский фаянсовый завод.

Притом уже в 1800 году ввоз заграничных керамических товаров был запрещен по причине «достаточного количества фарфора и всякой каменной посуды глазуром», изготовляемых в России.

В таких условиях в 1809 году в селе Домкино был основан фаянсовый завод, известный сегодня как Конаковский и занявший одно из центральных мест в истории отечественного фарфоро-фаянсового дела.

Не стоит завод без лидера

Конаковский завод изначально принадлежал Фридриху Христиану Бриннеру. Сфера его профессиональных интересов никак не была связана с керамикой. Он был аптекарем. Однако в 1809 году Бриннер сперва арендовал землю под фабрику, а затем задумался о команде: он пригласил мастера по составлению масс – Рейнера – одного из лучших специалистов фарфорового завода Гарднера, и гончара-точильщика Кобоцкого.

Однако год спустя Бриннер решил, что неспособен управлять фабрикой, и продал ее в июне 1810 года Андрею Яковлевичу Ауэрбаху и Рейнеру, который из мастера превратился во владельца. Ауэрбах, как и Бриннер, не имел никакого отношения к фарфоро-фаянсовой отрасли – он был провизором. Однако именно он в сентябре 1810 году стал единоличным владельцем фаянсовой фабрики в Домкино. И с этого момента, по сути, началась история становления и расцвета конаковского фарфора.

Блюдо, завод Ауэрбаха, 1810-е

Ауэрбах, будучи стратегом и энергичным управленцем, прекрасно понимал, что получить стартовый капитал на развитие и поддерживать порядок на фабрике можно, только заручившись поддержкой властей предержащих. Поэтому в 1811 году владелец завода пишет Александру I и просит императора:

  • выдать ему ссуду в 25 тысяч рублей (ее выдали только в 1819 году);

  • дать разрешение брать сырье в казенных землях;

  • прислать солдат для поддержания порядка на фабрике.

Кроме того, Ауэрбах отдельно указывает, что необходимо запретить ввоз иностранного фаянса в Россию. Таким образом он частично решает пул ключевых проблем и получает господдержку.

Добиться цели не благодаря, а вопреки

Завод в Домкино стремительно растет и укрепляет свое присутствие на рынке. К 1812 году он производит настолько качественные изделия, что заводу заказывают сервиз для великой княжны Екатерины Павловны. Притом стремительное развитие фабрики выражается прежде всего в росте ее производительности. Так, в 1811 году фаянса было изготовлено всего на 7846 рублей, а в 1815 – уже на 81 626 рублей.

Прибыль выросла за неполных пять лет больше чем в 10 раз, несмотря на Отечественную войну 1812 года

Притом стоит понимать, что война повлияла на деятельность завода весьма существенно. Все работники ушли на фронт , и на протяжении четырех месяцев производство было совершенно остановлено. Однако Ауэрбах не опустил руки и не отчаялся: он снова набрал людей, обучил их и потратил несколько месяцев на то, чтобы привести все в порядок.

Предпринятые им меры позволяют уже в 1814 году начать внедрять на фабрике роспись и печать кобальтом. Для этого из Швеции выписываются ящик кобальта и чайные чашки, расписанные в этой технике, чтобы использовать их в качестве образца.

Производственная база: от сырья до условий труда рабочих

Вопрос с сырьем для завода Ауэрбаха был полностью решен в 1815 году. Ауэрбах принципиально не использовал в производстве фаянса никакого сырья, кроме отечественного. Он всегда доставал материалы, необходимые для выделки, внутри государства и был противником «выписывания» сырья из-за рубежа. Песок привозили из Дмитрова, глину – из Глухова, поташ и олово – из Москвы, сурик делался на самом заводе, а дрова были местные – из села Домкино.

К этому моменту на фабрике работали 119 вольнонаемных рабочих:

  • 2 настоящих мастера,

  • 26 учеников,

  • 14 живописцев,

  • 1 кузнец,

  • 56 подсобных рабочих.

Завод имел внушительные производственные мощности и был хорошо оснащен:

  • 2 дома для точения посуды,

  • дом для выпуска капселя,

  • красильня ,

  • кузница ,

  • склады для посуды.

В числе доступного оборудования имелись:

  • 3 машины для молотьбы состава,

  • 2 точильни,

  • горн с 2 печами для обжигания посуды,

  • 4 горна для обжигания рисованной посуды,

  • горн для прокаливания песка.

Для сотрудников были созданы максимально комфортные условия жизни и труда. Так, на территории, прилежащей к фабрике, были построены:

  • 12 флигелей для мастеровых и рабочих,

  • 2 амбара,

  • 3 сарая: 2 деревянных, 1 кирпичный,

  • 2 коровника,

  • баня,

  • погреб,

  • конюшня,

  • дом самого владельца.

Создание Ауэрбахом необходимой производственной базы позволило выпускать в большом количестве качественный фаянс, о чем можно судить в том числе по отзывам видных деятелей того времени.

В 1815 году министр внутренних дел Осип Козодавлев оценивает завод в Домкино как один из лучших в отрасли по отличной выработке и красоте изделий

Сам Ауэрбах годом позже замечал, что клиенты крайне довольны качеством его изделий. Притом популярность его фаянса была велика настолько, что удовлетворить спрос не представлялось возможным, несмотря на большой объем выпуска готовой продукции. Популярность конаковского фаянса объяснялась высоким кредитом доверия со стороны покупателей, который был приобретен «прочностью, добротою и хорошим видом» изделий.

Ассортимент фаянсового завода

Данные по выпуску готовой продукции за 1815-1816 годы свидетельствуют, что завод за пять-шесть лет своего существования не только освоил производство разнообразного и сложного ассортимента, но и осуществлял работы на высоком уровне.

Осознавая, что вопрос об увеличении команды в условиях растущего спроса отнюдь не праздный, Ауэрбах в 1816 году снова прибегает к помощи государства. Ему нужны опытные мастера, которые могут как производить сложные работы по выделке фаянса, так и поделиться опытом и знаниями с другими. Поэтому Ауэрбах обращается за помощью к Козодавлеву и просит прислать с казенных фарфоровых заводов:

  • лепщика или модельного мастера,

  • фигурного живописца,

  • мастера ртутного золочения .

Притом со своей стороны Ауэрбах обещает сохранить им текущий уровень дохода, который они получают от казны, и сверх того – дать прибавку в зависимости от их успехов. Козодавлев, годом ранее давший высокую оценку конаковскому фаянсу, выполнил просьбу владельца фабрики.

Учет зарубежного опыта

Английские изделия, которые попадали на русский рынок, имели неоспоримые достоинства. Зарубежную технику декорирования фаянса русские заводы не могли не учитывать. Фаянсовый завод в Домкино начал осваивать технику изготовления изделий с печатными рисунками примерно в 1812–1814 годах.

Это стало, по сути, поворотным моментом в производстве фаянса. 1817 году Ауэрбах смог послать первые образцы подглазурной печатной посуды в Петербург. Присланные изделия были признаны высококачественными.

Чуть позже, примерно в 1818–1820 годах, завод сумел перейти к массовому по понятиям того времени производству – изготовлению изделий с декором из печатных рисунков. По итогам 1821 года в этой технике было изготовлено больше 500 тарелок и чашек.

Борьба за рынок с англичанами

Освоение новой техники для завода Ауэрбаха означало существенное удешевление себестоимости изделия. Декорирование фаянса стало куда менее затратным по сравнению с ручной росписью. Это означало, что можно при минимальных трудозатратах выпускать изделия с высококачественными гравюрами.

Казалось, ничто не мешает заводу стать одним из лидеров на рынке фаянса, но английский фаянс по-прежнему пользовался большой популярностью у русского потребителя. Притом что отечественный завод производил скульптуру, столовую, чайную, сервизную посуду, а также такие штучные изделия, как кружки, блюда, чайники и т.п. дюжинами, на внутреннем рынке авторитет английского фаянса – политого, расписного вручную и с печатными рисунками, украшенного рельефами – был велик.

Тарелка, завод Ауэрбаха, 1811-1817 годы

И хотя поступление товаров иностранного производства на внутренний рынок ограничивалось и регулировалось, особую роль сыграло введение в 1822 году жесткого таможенного тарифа. Он назначал высокие пошлины на заграничные изделия, а многие из них вообще запрещалось ввозить.

По сути, это стало поворотным моментом как для всей фарфоро-фаянсовой отрасли, так и для отдельно взятого завода в Домкино.

Трамплин к успеху

В 1829 году проводится Первая публичная выставка русских мануфактур в Петербурге. Керамике на этом мероприятии была отведена видная роль. На этой выставке Ауэрбаху вручают большую серебряную медаль «За хорошую и сходной цены фаянсовую посуду». Эксперты отмечают прочность и качественную отделку столовых сервизов Ауэрбаха и причисляют изделия к первому разряду .

В этом же году завод переносят из села Домкино в Кузнецово, находящееся рядом и купленное Ауэрбахом. В это время на заводе работают 120 человек, среди которых: 1 мастер, 17 точильщиков, 22 живописца.

В 1831 году организована Первая московская выставка, на которой Ауэрбах удостаивается золотой медали «за обширное производство фаянсовой разного рода посуды, удовлетворяющей ныне вполне внутреннему потребителю, равно как и за то, что в близости Москвы хорошее фаянсовое производство им было введено».

В 1833 году на Третьей выставке мануфактурных изделий в Петербурге Ауэрбаху присуждают высшую награду — право употребления на своих изделиях государственного герба 

К этому моменту финансовое положение фабрики Ауэрбаха прочно, изделия общепризнаны и продаются в Москве, Петербурге и многих других городах Российской империи. Сам Ауэрбах на всех выставках получает награды.

От отца к сыновьям: период расцвета и беспрестанное развитие

Положение дел не меняется и в 1845 году, когда Ауэрбах умирает и предприятие переходит в руки его сыновей . Они продолжают наращивать производственные мощности и совершенствуют техническое оснащение завода.

Так, они внедряют новые круглые горны, в том числе один из них – двухэтажный круглый горн – их личное изобретение. На нижнем уровне у него было 8 топок, а на верхнем – 5. Так посуда обжигалась ровнее, чем в обыкновенных горнах, при меньшем количестве потраченных на растопку дров. Кроме того, в начале 1849 году братья вводят новый состав массы (белее прежней) и глазурь лучшего качества.

Период с 1830 по 1850-е годы стал для фаянсового завода отца и сыновей Ауэрбахов – периодом расцвета. Производственный процесс был налажен отцом, совершенствовался сыновьями.

Сегодня об отце и сыновьях Ауэрбахах могли бы сказать, что они следуют философии кайдзен

Тогда их считали успешными фабрикантами. Однако почивать на лаврах было рано.

Производственный кризис

Положение перестало быть прочным в конце 1850-х годов. В этот период Генрих Ауэрбах являлся владельцем завода и был вынужден неоднократно закладывать и перезакладывать все имение в Московский опекунский совет, продал земли во Владимирской губернии.

К началу 60-х годов сложилась двойственная ситуация . С одной стороны, в 1861 году на заводе трудится 130 рабочих и готовой фаянсовой продукции выпускается на 30 тысяч рублей. В этом же году на Двенадцатой выставке мануфактурных изделий в Петербурге завод Ауэрбаха снова получает в какой-то момент утерянное право наносить на свои изделия и вывески государственный герб.

В 1865 году на очередной выставке мануфактурных изделий эксперты отмечают, что фабрика хорошо оснащена: в числе оборудования имеется паровая машина, налажен выпуск изделий из опака .

Антикварное блюдо, завод Ауэрбаха, 1870

С другой стороны, в годы абсолютного признания завода как одного из лидеров отрасли, с учетом высокого уровня технического оснащения и хорошо организованных рабочих процессов, а также его прочного финансового положения, в ассортимент не было добавлено ничего принципиально нового. Наблюдался спад художественного гения мастеров: отношение к печатному рисунку стало менее серьезным, детали не прорабатывались и потеряли свойственную им филигранность и четкость линий наряду с их простотой.

Притом уже в 1868 году число рабочих на заводе сократилось до 86 человек, как следствие – фаянсовых изделий было выпущено только на 21 тысячу рублей. В то же время качество продукции с технологической точки зрения остается высоким.

В 1870 году на Всероссийской мануфактурной выставке в Петербурге Генрих Ауэрбах получает похвальную грамоту «За хорошего качества по белизне массы и отличной крепости фаянсовую посуду». И в этом же году принимается решение о продаже производства Матвею Сидоровичу Кузнецову, поскольку перед владельцами маячит перспектива банкротства .

Выйти из пике

Без руководства Андрея Яковлевича Ауэрбаха на выдающемся заводе начался период упадка. Он был прерван приходом нового дальновидного управленца Кузнецова. Его не зря называли «королем русского фарфора» : он переоборудовал некогда великий завод Ауэрбаха и превратил его в производство-гигант с самыми современными цехами и оборудованием – Тверскую фабрику М.С. Кузнецова. С 1884 года здесь начали выпускать фарфор, полуфаянс, майолику и т.д. Изделия отличали высочайшее качество и изящность выделки. Ассортимент был существенно расширен, фабрики Кузнецова производили даже сантехнику.

Десертные тарелки «Тюльпаны» М.С. Кузнецов, XIX век, ручная роспись

После событий 1917 года завод, как и многие другие, был национализирован большевиками. Село Кузнецово переименовали в Конаково – и так появился известный по сей день конаковский фарфор.

Фаянсовый завод в Конаково смог пережить 2 смены политического режима благодаря талантливым управленцам и господдержке, однако в 2011 году он был признан банкротом.